Последствия торговых войн

0
14

Последствия торговых войн

Сразу после заседания ФРС президент США Трамп объявил о введении 10%-х пошлин на весь оставшийся экспорт КНР в США. О том, чего стоят все прошлые заявления американской стороны по итогам встреч с главой Китая Си Цзиньпинем, а также чего ждать в ближайшее время, рассуждает Олег Абелев, начальник аналитического отдела ИК «РИКОМ-ТРАСТ».

Последствия торговых войн

Совсем недавно в рамках саммита G20 главы двух крупнейших экономик мира договорились избегать новых эскалаций и начать движение в сторону примирения. Шутка ли: двенадцать (!) раундов переговоров?

Однако, на деле, теперь может быть симметричный ответ на действия США со стороны КНР в виде закрытия китайского рынка для таких компаний, как производителя горнодобывающей и строительной техники Caterpillar, как Apple или как Boeing. При желании список можно продолжить, поскольку очень многие американские производители размещают свои производства именно в Китае. Чтобы заставить компании США вернуть свои заводы на родину, Трампу придется еще немного постараться.

Ясно, что то, что все так долго ждали этим летом – случилось: ФРС снизила ставки впервые за 11 лет, но в то же время дала понять, что совсем на поводу у президента Трампа она не пойдет. Тогда Трамп предпринял ответные шаги с введением пошлин. В соответствии с ожиданиями рынка, рубль относительно недавно стал ослабевать к доллару и даже укрепился к евро по итогам заседания ФРС, активно отыгрывая движение ключевых валют на глобальном валютном рынке, но глобально пока перспектива рубля в текущем положении представляется не очень понятной.

График изменения ставки ФРС за 10 лет С одной стороны, итоги заседания ФРС дали активные предпосылки для сохранения крепких позиций доллара, но с продолжительностью их сохранения пока не очень понятно: возможно, на горизонте ближайших месяцев, а, возможно, и лет.

С другой стороны, ясно, что вся история с введением пошлин в отношении Китая представляет собой желание администрации Трампа не потерять контроль над торговыми потоками в период активной «торговой войны» со своим крупнейшим торговым партнером. Как это можно сделать? Только через увеличение сальдо торгового баланса. Наиболее быстрым и действенным способом достичь этого можно путем ослабления курса валюты. Теперь становится понятно, почему президент Трамп так активно напирает «до скрипа в зубах» на ФРС с тем, что бы там продолжала курс снижения ставки.

Конечно, глава ФРС господин Пауэлл говорил о том, что не стоит воспринимать последнее снижение ставки, как начало длинного пути, но это может стать «хорошей миной при плохой игре», поскольку заниматься повышением ставки президент Трамп с своей командой сейчас точно не будет, ибо в русле действия нынешней администрации это выглядело бы абсолютно нелогичным шагом.

Зато гораздо более логичным можно считать итог (вернее, его отсутствие) встречи президента Трампа и председателя КНР Си Цзиньпина, которая состоялась 29 июня на полях саммита G20 в японской Осаке. Никакого нового витка отношений между двумя странами, который эта встреча должны была привнести, не произошло. Я уже не раз раньше говорил о том, что рынки ждут перехода от слов к делу, а вот с делом пока тяжеловато; до дела пока не дошло. Вроде бы по итогам переговоров американская сторона согласилась не вводить новые пошлины на китайский экспорт, и две страны даже договорились возобновить торговые переговоры, но на словах. На деле мы все видели, что случилось чуть позже.

Именно по этой причине инвесторы пока не готовы к риску, а, значит, поддерживать оптимизм после саммита G20 вечно будет невозможно. Вроде бы торговый советник Белого дома Питер Наварро даже активно напоминал в конце июля инвесторам, что согласование торговой сделки между США и Китаем, безусловно, займет время, и страны движутся в правильном направлении, но этого для поддержания оптимизма на рынках пока явно недостаточно, поскольку большинство инвесторов видят другое направление.